Добро пожаловать!

Главная Карта Контакты

РАБОТА КЛУБА / ТАШКЕНТ 2007

ВОСТОК - ДЕЛО ТОНКОЕ,
или на родине бухарских эмиров
Ташкент 2007

 
   

Когда-то мы были одной огромной страной, и, честно говоря, не очень ценили это. Не очень дорожили возможностью просто сесть на самолет или за руль автомобиля и свободно путешествовать по огромной территории равной одной шестой земной суши. На этой немалой частице нашей старушки Земли достойно жили и соседствовали сотни народов и народностей. Каждый со своей особинкой – обычаи, традиции, песни и танцы, поэты и акыны, балалайки и дутары, борщи и пловы, водка и чача, с строганина и кумыс… Да, мало еще чего было разного в нас, что самым удивительным образом сливалось в одну общность, что тогда называли советским народом. Среди всей этой огромной разнообразности были и наднациональные люди, которых объединяла любовь к голубю.

   

10 октября 2007 года Тюменский областной клуб голубеводов отправился в Ташкент, по приглашению клуба голубеводов «Гульбадам».
Впрочем, до Ташкента еще предстояло пересечь две границы Российско-Казахстанскую и Казахстано-Узбекскую. Всё мы подготовили для пересечения всех границ – и паспорта, и приглашения, и разрешение на пересечение границ с птицей, и санитарные справки и книжки. Но хлопот тем не менее было предостаточно. На прохождение таможен тратили по десять – двенадцать часов. Но для настоящего голубевода – преград нет.

   

В дальнейшем путешествии мы пользовались этой мудростью Низами и старыми каталогами голубиных выставок советского периода. О, эти удивительные документы хранят в себе дорогие имена и адреса братьев по великому классу голубеводов. Каждый из них сотворил-таки себе кумира! Но этот кумир един для всех – Голубь! Большинство из них славу Богу, оказались живы и здоровы, и остались верны нашей единой любви.
К счастью, процедура пограничного и таможенного контроля для иностранцев, путешествующих на дорогих автомобилях, оказалась «более приятной», и мы … «без проблем» но с потерей денежных знаков пересекли границу.

   

Но на Востоке и хорошие и плохие новости бегут впереди самого быстрого автомобиля. Весть о том, что границу Узбекистана пересек джип с основательно затененными стеклами, распространилась по бывшему Бухарскому эмирату со скоростью хорошей голубиной почты. В Узбекистане запрещена всякая тонировка автомобильных стекол. Абсолютно для всех. За прозрачными стеклами там ездят и Президент страны, и неприкосновенные, как и у нас, депутаты. За полчаса на улицах Ташкента нас остановили четыре раза непреклонные как евнухи эмирского гарема местные гаишники. Вооружившись местными правилами дорожного движения, они предлагали нам не очень широкий выбор – эвакуировать машины на стоянку или тут же на месте ободрать всю тонировку.
Впрочем, каждый раз находились убедительные контраргументы - документы. Облегчив за 30 минут наши кошельки, мы решили незамедлительно пересесть на такси. Оно нам обошлось в десяток раз дешевле удовольствия иметь свои колеса.

 

Первым выставочным днем была суббота, но она была отведена полностью голубиной ярмарке. В Ташкенте нет специального птичьего рынка. Клетки с голубями, канарейками, аквариумы с рыбками и даже вольеры с черепахами разместились в торговых рядах городского рынка. Это было особенно приятно для нас, гостей выставки. Среди них была и солидная делегация из Германии, в числе которых был и старый друг Тюменского областного клуба голубеводов Гюнтер Штах.

 

Сама выставка была организована по-восточному роскошно. В огромном зале прекрасного Дворца рядами стояли столы под кумачовой парчой. Поддонами для клеток служили не менее роскошные белые шелковые скатерти. Выставочное оборудование как таковое просто отсутствовало – каждый участник устанавливал на отведенный белейший поддон с алым подбоем свои собственные клетки. Нельзя сказать, что они отличались единым стандартом и простором. Количество птиц в них, похоже, тоже не ограничивалось. Птицу рассмотреть в такой клетке, конечно, можно, но оценить – вряд ли! Такая организация выставки определяла и порядок самого судейства. Судейское жюри в составе троих самых авторитетных голубеводов Узбекистана – Президента любителей голубеводов Мурада Эркиновича Камилова, председателя клуба голубеводов «Гульбадам» Алишера Сабировича Пирматова да заслуженного голубевода Узбекистана Виталия Александровича Андрющенко. Отбирали они из всех представленных голубей, лучших птиц каждой породы. Эти птицы отсаживались в отдельные клетки, и вот уже им выставлялись оценки, и среди них выбирался чемпион породы. Правда, если кто-то из участников подходил и говорил, что вот там у уважаемого Рашида из Хорезма вы не заметили очень хорошую птицу – ее очень демократично тут же приносили, и если она действительно того заслуживала – оценивали. Говорят, случалось, что чемпионом породы становился именно такой голубь. Любят в Узбекистане свою птицу – во многом уникальную, непохожую ни на каких других.

 

«Я давно заметил, что голуби очень похожи на тот народ, рядом с которым они живут, - считает Владимир Ильич Гуляев. – Вот наш омский статный, белый или цветной, - неважно. Он по-сибирски крепок, приземист. Грудь широкая, голова гордая. А узбекский голубь – по-восточному изящен тонок. У него даже глаз не круглый, как у сибиряка, а миндалевидный. И чуб - как тюбетейка…»
На ташкентской выставке 2007 года широко были представлены чинны, новатты-чины, карапат-чины, капкан(новаты)-чины, челкари, ок-челкари, ок-сочи, кара-сочи, кзыл-сочи, малля-сочи, гульсары, авлаки, гульбадамы, руяны, сабзи-авлаки… Звучит-то как!
А вот столь почитаемых в России и в Тюмени бухарских барабанщиков на Ташкентской выставке не было совсем. Любимая птица бухарских эмиров теперь только в своем имени сохраняет теплую связь со своей этнической родиной.

 

За национального чемпиона узбекского бойного двухчубого на этой выставке просили 100 тысяч евро. Наши немецкие друзья готовы были отдать пятьдесят. Да вот хозяин этой, в самом деле чудо-птицы, не готов был этой половины взять.
Птица сидела в отдельной «золотой» клетке на специальном помосте, который был значительно выше остальных.
«Это в самом деле было чудо, - до сих пор удивляется Гуляев, - Чуб ровный, полный… Формы, перо – все в ней было практически идеально. Может быть, и поработал там специальный парикмахер, подготовил голубя к выставке. Это нормально – было, что готовить!»


 

Хорошо прошел и вечер добрых слов, только в Узбекистане он больше напоминал профсоюзное собрание – с непременным президиумом, за столом которого всем не хватило мест. И на сцену все вносили и вносили новые стулья, потому что туда поднимались все новые и новые уважаемые люди. Нашу делегацию приветствовали стоя. Громогласно заявили о том, что знают наши успехи в развитии голубеводства, передавали большой привет Юрию Васильевичу Неёлову, заслуги которого перед российским голубеводством переоценить сложно, даже для узбеков с их пышной восточной велеречивостью.

Правда, наше ответное слово не особо слушали – оно потонуло в общем гуле. Что для востока тоже оказывается нормально – им главное говорить. Все говорят одновременно на трибуне, за столом президиума, в зале и за его пределами. И все довольны – все всё нужное сказали. А если кто-то не услышал – мы можем снова повторить. Восток – дело тонкое, Петруха!
Банкет после завершения выставки был накрыт в этом же зале, на этих же столах! В это невозможно поверить, но пока мы вышли из Дворца, предложив хозяевам показать нам узбекскую птицу в полете, привязав ее ниткой за ногу, клетки были убраны, помещение обработано, белые «поддоны» сдернуты и заменены белейшими шелковыми скатертями, и уставлены пышными восточными яствами. Вот что значит отсутствие выставочного оборудования. Просто каждый взял свою клетку с птицами и ушел домой. У нас же сутки уходят на демонтаж всех вольеров. Зато и птица на нашей выставке – как на подиуме. Вся на виду!

 

Да, узбеков в полете нам посмотреть так и не удалось – все вдруг заявили, что их птица на нитке ни за что не полетит. Но этого времени устроителям выставки хватило, чтобы привести зал в порядок.