Добро пожаловать!

Главная Карта Контакты

РАБОТА КЛУБА / ВСТРЕЧИ...

"Тюмень – город голубей..."

  

Знаешь ли ты, что Тюмень некогда слыла не столицей деревень, и даже не центром Западно-Сибирского нефтегазоносного комплекса. Город был голубиным краем. Каждое утро небо над старым городом расцветало яркими красками голубиных стай. Осенью 2003 года в редакции журнала «Голуби Сибири» собрались старые тюменские голубеводы. Виктор Денисов, Анатолий Дербышев, Георгий Пивоваркин, Леонид Доброскоков, Василий Пискулин, Михаил Шеин, Николай Ерёмин, Анатолий Шестернин, Юрий Ермолин и другие.
В их рассказах оживала старая Тюмень, Знакомые улицы наполнялись совсем другим содержанием.

 
   

Виктор Денисов голубей держит с детства.
«В ту пору на углу улиц Пышминской и Рабочей стояла голубятня, - вспоминает он, - И такой она тогда казалась нам огромной, что домик хозяев рядом с ним казался крошечным. Это был 1941 год. Хозяина голубятни звали Павел Богданов. Мы тогда были совсем пацанами и он никогда не прогонял нас от голубятни. Придем, поможем голубятню почистить… И он позволял нам подержать голубей – это было такое счастье! Он ушел на фронт и не вернулся, а голубятня стояла еще долго и после войны. Но без хозяина не только дом сирота. Сиротеют и птицы. Хотя у Павла Ивановича было два брата, но они голубями не увлеклись. А мать все годы ждала Павла и кормила голубей. А их было очень много. Мы знаем, как трудно прокормить их сейчас, а в послевоенные годы это было еще сложнее. Она кормила их редькой – сечкой рубила и давала птицам. Это удивительно, но птица ела – другой пищи не было. Летом, конечно, было проще, а зимой – редька…
Вот у них как раз были тюменские белые голуби. Чисто белые, малоносенькие, черноглазые, аккуратные…
А я от них и начал свою голубятню… Когда младший брат Павла Володя уезжал из Тюмени, я и попросил у него пару голубей. Он дал мне – две… Несколько раз я бросал голубей… Это было связано с различными переездами – не всегда была возможность перетащить за собой птиц… Но всякий раз жизнь брала свое – и голуби снова появлялись в моем дворе.»

   

Анатолий Дербышев возраст своей голубятни исчисляет с 1947 года. И крестным отцом этого увлечения называет Нагаева Федора Николаевича.
«Это был мой зять – муж сестры, - поясняет он. Голубятня у него стояла на улице Рабочей. Вот приду к нему – он даст мне птиц. Я их домой принесу, отпущу. А только окно откроют - они в свою голубятню возвращаются. Мне шесть лет тогда было, и это сильно меня обижало. А потом, когда сам уже держал голубей сильно гордился, что мои птицы выпушенные из района аэропорта Плеханова быстро возвращались домой.
В 1953 году я ушел в солдаты, в 1957–м вернулся – с тех пор я с птицами не расставался. Сначала я держал николаевских голубей. А потом, когда переехал в благоустроенную квартиру, породу поменял… Николаевские – они же летуны… В большом дворе с ними трудно – сядет на крышу, сними его оттуда, загони в фонарь… Много проблем. Сейчас у меня копцы и пермские гривуны».
Когда в Тюмень впервые привезли Николаевских голубей, это произвело среди голубеводов настоящий фурор. Красивая, гордая птица, хорошо летает, идет домой…
«А первых почтарей в Тюмень завез Наземный-отец, - вспоминает Виктор Денисов, - А вот кто впервые привез Николаевских – трудно сказать…Скорее всего железнодорожники… Шушканов, Сейчас, возможно еще его голубятня стоит….
В те времена все голубяники города другу друга в лицо знали, и про птиц каждого имели достаточно четкое представление. Регулярно встречались, пешком друг к другу ходили. В большой моде были тогда соревнования – «игра», говорят постаревшие игроки.
«Голуби тогда были не просто гонные, - говорит Анатолий Дербышев, - Это был целый театр. Птица шла в голубятню под шест, под свист… Сейчас такого уже не увидишь».
Любовь к птицам сглаживала даже межнациональные отношения. В Тюмени всегда жило немало немцев, и среди них было много голубеводов. И как ни сильна была ненависть тюменских мальчишек к немецким фашистам. Они никак не соотносили ее с тюменскими немцами.
«За рекой жили Грухвины, - вспоминает Виктор Денисов, - Вот они почтарей держали. Сизые у них были.»
«И у Дукманов были хорошие почтари, - поддерживает Владимир Ляпин, - Он немец был. Так случилось, что еще в четырнадцатом году после первой мировой войны пленных немцев привозили в Тюмень. Рассказывают, что их просто продавали всем кто хотел иметь работников… И вот мать Федора Дукмана так его и купила…»

   

Вспоминают голубятники и необыкновенную сделку купца Текутьева с голубеводом Шеиным. Текутьев, как утверждает молва, тоже был голубятником заядлым. За нужного Текутьеву голубя Шеин запросил одну из лучших беговых лошадей купца… Правда, сошлись потом на 27 рублях. По тем временам это были огромные деньги, за которые Шеин купил корову и двух лошадей… Не беговых, конечно, но для хозяйства очень даже не лишних…
Сегодня сын Шеина Михаил Алексеевич, которому стукнуло уже 83 года, продолжает держать голубей, среди которых, возможно есть и потомки того самого голубя, за которого знаменитый тюменский купец отвалил сказочную сумму. Его внук, Алексей Шеин, майор милиции, продолжает традиции своих знаменитых прадеда и деда. В его питомнике отличные спортивные голуби.
Раньше в Тюмени, по словам заслуженного судьи Российской Федерации Георгия Пивоваркина, пород голубей было немного. Белые, гривуны, обрезные копцы, чернозобые… Это гонные породы. Белые были особые птицы… Хорошо скроенные, крепенькие, с коротким утолщенным к основанию клювом… Сейчас из Ульяновска в Тюмень привезли голубя очень похожего на бывших тюменских… Возможно, тешат себя надеждой тюменцы, что это потомок тюменских птиц, вывезенных в свое время из области. Когда-то птиц держали и милиционеры, и железнодорожники, и авиаторы, были среди них и дальнобойщики… Они много пород новых в Тюмень завезли и много тюменской птицы вывезли. Сейчас для жениха из Ульяновска тюменцы подбирают достойную невесту в надежде возродить в Тюмени знаменитую породу - Тюменский белый.
Много было любителей грациозной птицы в районе кинотеатра «Победа». Там через дом были солидные голубятни. В погожие выходные дни в том районе могли одновременно подняться в небо до пяти стай. Стаи были очень хорошо слетанные – ходили рядом не смешиваясь. Полдня могли летать, а в родную голубятню возвращались не все сразу – по одному. Кто послабее – выпадал из стаи раньше.
Из декоративных птиц в Тюмени были популярны статные, павлины, чайки. Чаек в Тюмень завезли Белоноговы. Они за рекой жили. Это сейчас чайка стала вольерной птицей. Раньше ее гоняли – шла домой за сотни километров. Если кто-то покупал чайку у Белоноговых – нужно было до выводка ее продержать – иначе уходили. Много было у тюменских голубятников уральских монахов.

До сих пор вспоминают тюменцы братьев Ереминых. Их было четверо и все - заядлые голубяники. Борис держал гонную птицу. Стаю в сотню птиц и больше. Не было на его улице зрелища в ту пору роскошнее, чем полет его стаи – день могли держаться в небе. Евгений птиц держал разных. Особо ими не дорожил: продавал, менял… По нынешним временам его бы точно коммерсантом назвали… А тогда каждый желающий мог пойти и купить у него нужную птицу, и совсем недорого. Николай с Валерием держали декоративных и спортивных голубей. Спортивные у них были в основном сизые и черные… Братья любили своих почтарей бескорыстно. Впрочем, в играх участвовать любили. И птиц готовили к этим играм серьезно. Ведь важно не только, чтобы птица путь домой выбирала безошибочно, и летела быстро. Надо, чтобы она в голубятню заходило быстро, ведь хозяину, для победы нужно было почтаря из фонаря взять, да к назначенному месту принести… Так вот у братьев Ереминых почтари в голубятню шли по отвесной наклонной издалека.